Category: наука

Category was added automatically. Read all entries about "наука".

09.03.2008

9 марта 2008 Воскресенье

На счастье попутчика так и не нашлось. Усталость отключила мое внимание и мысли. Я слышал только гул самолета.

Кто-то осторожно тронул меня за плечо. Оказывается, уже разносили обед. Мне понравилась рыба с белым вином, было вкусно. Давно я не летал на такие расстояния, поэтому уже забыл, как кормят в самолетах. Хотя раньше, в конце 80-х, я постоянно летал на Дальний Восток и мог выдержать 11 часовую длительность перелетов. Всю ночь я не мог найти себе места, крутился, приспосабливался, хотя сидения в боинге максимально дают возможность отдыха.

К 5 утра начала затекать спина. В салоне было тихо. Этот дом, с крыльями, вместил в себя сотни судеб, по разным причинам оказавшихся именно здесь и сейчас. Случайно обратил внимание, на человека, который перед посадкой ходил улыбаясь. А сейчас, проснувшись с раздражением, выяснял отношения с соседями за свое опущенное кресло. На его раздраженном лице проскользнули штрихи злости. Не такие уж все и добрые, когда попадают в экстремальные ситуации. Каждый показывает свое истинное лицо. Это борьба за выживание.

Огромный монитор в центе салона постоянно показывает карту с движением нашего самолета над различными африканскими странами. Сейчас уже 5-47 на моих часах, и, 6-47 по местному. Мы пролетаем над Найроби. Температура за бортом -55С. В иллюминатор видна Африканская саванна. Коричневые просторы, мутные реки, холмы. С высоты не увидишь животных, очень высоко.

Приземляясь в Йоханнесбург, я надеялся увидеть много удивительного. Ландшафт как летом на Камчатке. Невысокая высохшая трава, небольшое количество кустарников и деревьев. Наверное, я напридумывал себе много необычного?! Мне даже показалось, что поселки, разбросанные на всем протяжении окрестностей Йоханнесбурга, это нищие кварталы. Такое подобие маленьких хижин с высоты похоже на муравейники.

Коробочки, покрытые всяким металлическим мусором. Улицы не улицы, что-то на подобие разделительных полос земли меду этими хижинами. И их тысячи и тысячи. Я фотографировал все это через иллюминатор, чтобы потом получше рассмотреть. Хотя, вдалеке я видел многоэтажные здания Йоханнесбурга и они мне показались внушающими и красивыми.

На земле.

Получив багаж, я направился к выходу, увидев обозначение домашних авиалиний. Один из темнокожих, с какой-то надписью на майке, подошел ко мне и, спросив, куда я лечу, предложил меня сопроводить. Я любезно согласился. Мы немного поговорили, пока переходили из одного терминала в другой. Он помог мне зарегистрироваться на посадку. Я достал ему 2 евро с благодарностью, но увидел на его лице или недоумение. Я так и не понял, хотел ли он больше или им запрещено брать деньги с пассажиров. Я протянул ему руку и при пожатии передал ему эту металлическую монету. Он что-то сказал. Я прошел на посадку и уселся напротив стойки регистрации рейса. Наверное, я пришел очень рано, потому что еще толком ничего не знал и летел этим маршрутом первый раз. Запахи меня не удивил, как это было в Эмиратах.








Там когда я сходил с трапа самолета в нос мне ударил пряный сладковатый запах, взволновавший мою плоть! Я наслаждался этим маслянистым сладковатым запахом - это было в кайф!

А здесь, в ЮАР я пока не почувствовал острых ощущений, чтобы могло отпечататься или запомниться, особенно в первые мгновения моего восприятия этой Африканской земли. Но это только начало. Посмотрим, что-же будет дальше.

Неподалеку сидела красивая мулатка в ожидании посадки. Я обратился к ней с вопросом, живет ли она в Кейптауне? На что получил отрицательный ответ. После нескольких вопросов, Даниела, так ее звали, достала телефон и предложила мне позвонить кому-нибудь, кто мог бы меня встретить в аэропорту Кейптауна. Я, собственно говоря, и воспользовался этим предложение, созвонившись с одним из организаторов экспедиции судна. Мне пообещали, что меня встретят в аэропорту.

Что меня очень удивило, когда мы летели в Кейптаун, так это облака. Таких облаков я никогда и нигде не видел. Они напоминали мне кудряшки волосы у африканцев, вьющиеся и заворачивающиеся маленькими комочками. Подлетая к Кейптауну, самолет развернулся, и я увидел полосу моря и город, расположенный у подножия гор. Жизнь как будто стала перетекать в остро захватывающий сюжет.
Получив багаж, я медленно шел к выходу. И, возможно, я просто промахнулся. Вернувшись назад, я стал читать все бумажные надписи, и увидел, чернокожего держащего плакат "Др. Михаил, Академик Федоров". Я подошел, мы протянули друг другу руки, и пошли на автостоянку. По привычке я хотел сесть на место пассажира, но водитель указал мне место слева, так как в ЮАР водитель сидит справа от пассажира. У них ведь левостороннее движение. Достав видеокамеру, я все снимал и не мог налюбоваться видами окружающими меня со всех сторон. Мы ехали около 15-20 минут от аэропорта до морского порта.
Подъехав к мор-порту, мы проехали все полицейские посты и меня высадили прямо у трапа громадной, красной посудины, с надписью на борту "Академик Федоров".

По телефону дежурный вызвал помощника по хозчасти Вендеровича Виктора Михайловича, который показал мне мою каюту, дал постельное белье и ключи. Вот так началась моя одиссея на борту легендарного ледокола "Академик Федоров".



Вечером я познакомился с Алексеем Туркеевым, радиолюбителем, который уже несколько лет работает в этой системе. Целый год он зимовал в Антарктиде на Востоке, потом на станции Мирный.

Я привез документы от Лукина и разрешение от инспекции электросвязи на работу в эфире с борта ледокола и антарктических станций, на которые мы будем высаживаться.
Я и Алексей долго говорили. Меня интересовало многое, не закончили, поэтому решили идти спать, а завтра продолжить свой разговор в каюте главного капитана и начальника экспедиции. Закончился этот первый день моего прилета и размещения на борту "Академика Федорова".


Ребята показали мне моряцкую миссию, где можно было обменять деньги и купить местный телефонный номер и разменять доллары. Матросы предупреждали, чтобы я самостоятельно никуда не ходил, так как африканцы могут на меня напасть, что такие случаи уже были. Особенно по ночам не безопасно передвижение. По правде говоря, мне и в голову не приходило шататься по ночам в незнакомом городе с незнакомыми традициями. Нужно было присмотреться, все хорошенько узнать, а затем принимать какие-то решения. Женщина заменила мне 100 евро на 900 южноафриканских рандов. Потом я узнаю, что она меня обманула на 300 рандов, но это будет потом. На душе у меня было много радости.


Я позвонил домой, сообщил, что хорошо долетел, услышал родные мне голоса мамы и Оксаны, которые спрашивали меня о том, как я устроился на новом месте. Все хорошо дорогие мои, все было очень хорошо!